Большевики сделали из белорусского диалекта противопоставленный русскому язык

prom.st

Утверждение

«Белорусская речь никак не противопоставляла себя общелитературному русскому языку вплоть до большевистских национальных экспериментов 1920-х годов. Вся мировая наука рассматривала русский литературный язык как язык, состоящий из трёх диалектов, одним из которых был белорусский (наряду с великорусским и малорусским-украинским). И даже после официального «разделения» русского языка на три «отдельных» у белорусов осталось понимание того, что общелитературный русский язык и белорусский выполняют разные функции. Поэтому призывы «размаўляць на роднай мове» подавляющим большинством белорусов не воспринимается в принципе».

«Этот объективный процесс виден не только на примере восточной, советской Беларуси, но и на примере западной, попавшей под власть Польши. Белорусское население, не испытавшее на себе насильственной большевистской «белорусизации», но встретившее вал полонизации, отдавало предпочтение русской культуре, языку, сохраняло русское самосознание. И всё это вне какой-либо связи с Россией, в условиях жесточайшего ополячивания».

Опровержение

Данная публикация содержит абсурдные лингвистические и исторические измышления, призванные дискредитировать белорусский язык и культуру. Утверждение о том, что до прихода к власти большевиков «белорусская речь никак не противопоставляла себя общелитературному русскому языку» – бессмысленно. Первая регулярная газета на белорусском языке («Наша доля») начала выходить в 1906 году, задолго до прихода большевиков к власти. Белорусская грамматика для школ под редакцией Бронислава Тарашкевича была издана еще в 1918 году – именно она лежала в основе программ преподавания белорусского языка в БССР.

Как раз таки в советский период были предприняты систематические попытки искусственного сближения белорусского языка с русским путем внедрения в литературный белорусский язык не присущих ему русизмов в области морфологии, синтаксисе, фразеологии и лексикологии. Эта тенденция подробно описана в одном из исследований Станислава Станкевича. В целом, белорусский язык имеет богатую историю, и использовался еще в официальном документообороте ВКЛ, в том числе при создании Статута ВКЛ 1588 года.

Утверждение о том, что население Западной Беларуси в 1920-1930 годах «сохраняло русское самосознание» и «отдавало предпочтение русской культуре, языку» – совершенно произвольное. Никаких значимых общественных инициатив в поддержку русского языка в Западной Беларуси не было. Зато существовали такие организации как Товарищество белорусской школы и Белорусский национальный комитет, деятельность которых была запрещена польскими властями в 1936 и 1938 годах, соответственно. В результате полонизации, особенно в 1930-е годы, сфера употребления белорусского языка в Западной Беларуси действительно была очень сокращена, закрывались белорусскоязычные школы, была ликвидирована Новогрудская белорусская гимназия. Вместе с тем, доля населения с русским языком в качестве родного в Западной Беларуси не превышала в указанный период 2-3%.

Наконец, утверждение о том, что большинством белорусов белорусский язык «не воспринимается в принципе» – ничто иное как попытка уменьшить его значимость. Согласно результатам переписи 2019 года, 54,1% белорусов считают белорусский язык родным. И это несмотря на систематическую дискриминацию белорусского языка и последовательное вытеснение из общественной сферы как в течение советского периода, так и в течение периода правления Александра Лукашенко.

Читайте опровержения схожих пропагандистских посылов в наших более ранних статьях-опровержениях:

Белорусский язык раздувает нетерпимость в обществе;

В Беларуси происходит «белорусизация», вытесняется русский язык;

Белорусская интеллигенция – пятая колонна, скрывающая агрессивные планы Польши.

Интернет-издание «Телескоп», разместившее данную публикацию, принадлежит к сети региональных сайтов пропаганды, предположительно связанной с российской организацией CIS-EMO, подробнее – в исследовании Центра EAST и iSANS.

Редактором «Телескопа» является Лев Криштапович, сторонник концепции западнорусизма, в рамках которой отрицается существование белорусского народа в качестве полноценного и самостоятельного.